Опубликовано

Что там у правых?

Многие, возможно, обратили внимание на недавний набег поклонников Егора Просвирнина на «Вестник Бури». Причиной стала заметка, в которой его назвали «политическим трупом». Я с интересом читал комментарии «сипаев», которые всеми силами пытались доказать, что нет, не труп он вовсе, и вообще, у правых всё хорошо, «будущее принадлежит нам» и всё в таком духе. В основном, все аргументы сводились к довольно устаревшему троллингу «правыми картиночками», восхвалению Российской Империи (не очень понятно, к чему), и воспоминаниям о далёком 2014, когда Егор «собрал денег на БТР» (чем, видать, очень помог российском правому движению).

В общем, меня заинтересовал вопрос: чем же в действительности сейчас живут российские правые? Если судить по комментариям – у них всё в порядке: российская молодежь поголовно правая, и вообще – стоит просто чуть-чуть подождать, пока вымрут все «совки», и, как говорится, заживём. Я решил проверить, не приукрашивают ли они действительность, и провёл небольшое исследование правых интернет-ресурсов, результаты которого несколько отличаются от бодрых заявлений националистов из соцсетей.  

Что касается, собственно, «Спутника и Погрома» – у него всё достаточно плохо. Сайт был заблокирован «Роскомнадзором», да и к группе «Вконтакте», если судить по падающему количеству просмотров, интереса у людей всё меньше. Судите сами: материалы из группы «Спутника и Погрома» набирают, в основном, 30-50к просмотров (при том, что на неё подписано 113 тысяч человек). На «Вестнике Бури» показатели примерно такие же, при 25 тысячах подписчиков (при этом фанаты Егора ещё что-то говорят про «засилье ботов на Вестнике»). Если прогнать обе группы через socstat, картина получается следующая:

Что там у правых?

Источник — socstat.ru 

На фоне всех этих неурядиц, сам Егор Просвирнин переквалифицировался в стримеры, что получается у него не очень удачно: его канал на YouTube набрал около 18 тысяч подписчиков за более чем полгода своего «активного» существования. Для сравнения, YouTube-канал «Вестника Бури» набрал больше только за декабрь прошлого года (19 тысяч новых подписчиков).

Что там у правых?

Под «этими орками», собственно, подразумевается «Вестник Бури». Ну ладно, самый популярный Интернет-ресурс националистов, фактически, сдох. Но ведь это не значит, что у националистов всё совсем уж плохо… Или, всё-таки значит?

4 ноября прошел крайний (а, может быть, и последний) «Русский марш», традиционное ежегодное шествие русских националистов. В Москве были даже два «марша»: сказался раскол националистов, случившийся ещё в 2014 году на почве отношения к украинскому майдану. Несмотря на то, что мероприятие состоялось в 12 городах России, в общей сложности в нём приняли участие около тысячи человек (для сравнения, в былые годы на «Русский марш» в одной только Москве могло выйти до 10-20 тысяч активистов). На сей раз, в Москве собрались около двух сотен человек на двух параллельных акциях. Что вполне показательно: примерно столько людей наши националисты сейчас в состоянии вывести на улицы под чисто националистическими лозунгами. Впрочем, зачем нашим националистам улицы, когда есть интернет?

В Сети националисты представлены, в основном, так называемыми «альтрайтами». Честно говоря, не знаю, что можно сказать об их деятельности: это с десяток групп в «Вконтакте», которые занимаются, в основном, нападками друг на друга, на всех остальных правых (которых они называют леваками) и критикой леваков. Причем, обычно критикуют не российских левых, а практически невиданных у нас SJW или «культурных марксистов» (под это определение у альтрайтов подходит почти кто угодно, от либералов до соцдемов). Иногда вообще бывает сложно определить идеологическую направленность того или иного паблика альтрайтов, взять хотя бы European Pride, в котором откровенно фашистские тексты чередуются с перепостами материалов из вполне левого, социал-демократического «Красного Сиона» (и всё это щедро приправлено кей-попом). В общем, можно сказать, что альтрайты, как и часть либертарианцев, практически самоустранились от участия в политике, предпочитая сидеть в уютных группах и обсуждать «очередную победу правых сил» (где-нибудь в Бразилии или Габоне, например).

Впрочем, некоторые несистемные националисты всё-таки занимаются политикой, как, например, партия «Демократический выбор». Кстати говоря, легальная националистическая партия – невиданное для РФ дело! Они устраивают акции (пусть и немногочисленные) и участвуют в выборах, продвигая самовыдвиженцев. У партии довольно активная (в том смысле, что заметная) молодёжная организация. Её лидер, Роберт Райт, ведёт на своём YouTube канале шоу «Политический Смак», куда зовёт всяких известных в политических и около-политических кругах людей (в том числе и левых), беседует с ними и готовит еду. Но, несмотря на такой нестандартный для российских правых подход к деятельности, и эту партию сложно назвать многочисленной. Среди правой интернет-политоты же она пользуется презрением по понятным причинам: вместо того, чтобы переливать из пустого в порожнее и обсуждать выборы в конгресс США от Орегона, «Демвыбор» пытается заниматься политикой, а это у наших правых не в почёте.

Что там у правых?

Ладно, с националистами понятно, а что там у остальных правых? Неплохо шли дела в прошлом году у либертарианцев – они провели целых два (!) митинга и довольно многочисленных. Впрочем, сложно назвать это заслугой либертарианцев: когда они проводили митинг в защиту мессенджера Telegram, им помог собрать людей Павел Дуров (в том числе, призывами на своей страничке в «Вконтакте»). На вторую же акцию (против, внезапно, пенсионной реформы), либертарианцы просто удачно подали заявку (тема, всё-таки, хайповая). Однако, несмотря на такое «триумфальное вхождение в российскую политику», не очень понятно, что партия собирается делать дальше. Никаких ярких митингов у ЛПР не было с самого сентября. Да, относительным успехом можно считать последние «Чтения Адама Смита», которые посетило, по словам организаторов, около полутора тысяч человек. Но в любом случае, основная проблема этой партии (и причина, по которой ей никогда не стать массовой) – это её антисоциальность. И эта проблема – нерешаема. Да, в ЛПР ещё долгое время будут вступать молодые люди (в основном, из столиц). Но очевидно, что в России (да ещё и на фоне экономического кризиса и наступления на социалку, развязанного властями) либертарианская риторика просто не может пользоваться популярностью в народных массах.

Отдельно стоит сказать о главном отечественном популяризаторе либертарианства

Михаиле Светове. Кто он вообще такой? По логике, идеальным апологетом либертарианства должен быть бизнесмен. Человек, который в условиях рыночной борьбы смог победить своих конкурентов и довести свой бизнес или предприятие к успеху. Можно ли это сказать о Светове? Нет. Он никогда не занимался и не владел своим бизнесом, ему не приходилось преодолевать «преграды этатистского государства» на пути к успеху. У него вообще никогда не было проектов больше, чем собственный видео-блог. И при этом он – лицо Либертарианской партии.

Что там у правых?

Ну и, разумеется, нельзя не отметить, что очень часто эта партия привлекает в свои ряды довольно противоречивых персонажей. Начиная самим Михаилом Световым, и заканчивая, скажем, недавно прославившимся активистом ЛПР из Чувашии (согласитесь, новостные заголовки в духе «Несовершеннолетний гей отморозил ноги после неудачного каминг-аута» вряд ли положительно отражаются на репутации либертарианцев, по крайней мере, в России).

Несколько в сторонке от всех стоит Навальный со своим движением. Он выгодно отличается от других правых тем, что обладает большим количеством штабов и волонтеров во множестве городов РФ. И, разумеется, благодаря этому – пользуется ненавистью большинства правой интернет-оппозиции (которая всё не может определиться, кто же он: проект Кремля, левак или просто популист). Кстати, говоря о «левачестве» Навального, нельзя не упомянуть, что в рядах его сторонников действительно не только либералы, но и, скажем, социал-демократы. Забавно, что самый популярный российский правый политик – в общем-то, левоватый (особенно по западным меркам). Впрочем, и его деятельность в последнее время несколько поутихла, не только на улицах но и в сети: по-настоящему ярких расследований не было уже давным-давно.

Кто у нас остаётся? Ну, можно ещё вспомнить, например, Димитрия Энтео с его «Декоммунизацией», борющихся одновременно с левыми и «неочекистским режимом». Впрочем, они ближе к тем же альтрайтам – борются с леваками, в основном, в интернете. Либо тратят кучу времени и сил на бессмысленную войну с советскими названиями улиц или памятниками. Особенно умилительно смотрятся их петиции, в которых они просят «необольшевицкий режим» переименовать какую-нибудь улицу или убрать памятник. Иногда, впрочем, юные «декоммунизаторы» устраивают мощные акции протеста – например, наклеивают на какой-нибудь памятник Ленину стикер с надписью «палач», вероятно, воображая себя в этот момент Туркулом или Врангелем. Или проводят такие вот акции, живо напоминающие о золотых годах фриков из КПЛО. Вообще, всеми своими действиями «Декоммунизация», по сути, оказывает медвежью услугу всем правым, выставляя их идиотами, которые во время повышения пенсионного возраста, роста цен и тарифов и ускоряющегося обнищания народа занимаются какой-то ерундой. Даже какая-нибудь «Суть Времени», занимающаяся примерно тем же, чем и «Декоммунизация» (только наоборот), всё-таки взяла и собрала миллион подписей против пенсионной реформы.

Что там у правых?

Кто ещё? Ну, конечно, есть ещё всякие традиционалисты со своими пабликами на 1-3 тысячи человек, ругающие прогресс. Есть старая демшиза. Есть какая-нибудь «Открытая Россия», что-то там вроде как делающая (и даже страдающая от режима). В целом же, я даже не знаю, кого ещё упомянуть. Кажется, назвал всех, более-менее заметных.

Какой из всего этого можно сделать вывод? Дела у правой оппозиции в РФ обстоят довольно плохо. Причём, в первую очередь – по вине самой правой оппозиции. Её идеи и программы, зачастую не обладают заметным потенциалом (как у ЛПР), либо неактуальны (как у националистов). Сама правая оппозиция очень разрознена, составляющие её партии и движения вечно ссорятся друг с другом, а в свободное время – раскалываются. Приспособиться к актуальной политической повестке правые не смогли, что и понятно: ведь, по их мнению, выступать с актуальными нынче социальными требованиями – это «левачество».

Нет, конечно, нельзя говорить о том, что правых в России нет. Они есть, и их довольно много, вот только политической силой их можно назвать с большой натяжкой. Не очень понятно, на что они вообще рассчитывают: в политике активно участвует сравнительно небольшой процент людей, идентифицирующих себя как «правых». Особенно это касается националистов, кажется, принципиально не желающих создавать политические партии, насчёт чего у них есть железная отмазка: «настоящую партию националистов нам зарегистрировать не дадут, а если вдруг дадут – это будет не настоящая партия националистов». Получается, не надо и стараться? Возможно, они думают, что в России всегда будет такая политическая обстановка как сейчас. А может быть, надеются, что смогут быстро мобилизоваться, передружиться друг с другом и создать мощную политическую силу? Оба варианта, на мой взгляд, довольно сомнительны.

Однако, с другой стороны, и у отечественных левых дела обстоят не намного лучше. Правда, потенциал левых несравненно выше. Идеи социальной справедливости находят отклик в сердцах населения, чему содействует стремительно ухудшающаяся социально-экономическая обстановка в стране. Российские левые в большей степени склонны к участию в политической деятельности, и даже объединению сил (хотя бы против общих проблем). У левых тоже очень много проблем, но все они, по большому счёту, решаемы, что сложно сказать о лагере правой оппозиции.

Впрочем, расслабляться левым некогда. Настоящие правые сидят в Кремле, и они совсем не оппозиционны. Именно они занимаются тем, о чем так мечтают националисты – прессуют и пытают левых активистов, бросают их в тюрьмы. Они же ратуют за ультра-рыночные реформы, столь близкие каждому либертарианцу. И это они проводят настоящую «декоммунизацию» – повышают пенсионный возраст, способствуют росту цен на бензин, тарифы ЖКХ, продукты, уничтожают бесплатные медицину и образование. Вот на этих, настоящих правых, и стоит обращать внимание. Правая же оппозиция, по крайней мере пока что, до такого просто не доросла.

Источник: Вестник бури


Комментарии:

Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *